aldusku (aldusku) wrote,
aldusku
aldusku

Categories:

Исторический очерк книжного знака (Россия)




РОССИЯ

01

В допетровской Руси о книжном знаке в виде печатного ярлыка не было и помину. Принадлежность книги данному лицу означалась надписью, которая делалась от руки, иногда краткою, в роде: «сия книга иерея Дмитрия» (XIV в.) или «попа Родиона Сидорова, сына грешного и недостойного» (XVI в.).

02

Косвенным же образом принадлежность книги устанавливалась и так называемыми «вкладными записями». В то время книги, преимущественно божественные, представляли собою значительную ценность. Для спасения души своей или поминовения родителей такие рукописные книги, иногда специально для этого заказанные, подносились Богу в церкви и монастыри, причем цель подношения и имя жертвователя и обозначались этим последним особою записью, называемою «вкладною», которая, начинаясь на первой странице книги, продолжалась затем по листам на подобие нашей деловой скрепы.

03

При этом, в ограждение похищения ее или злонамеренной порчи вкладчик призывал на похитителя гнев Божий или угрожал ему всевозможными карами и проклятиями.

18. Рис. 18. Кн. знак гр. А. А. Аракчеева

Рис. 18. Книжный знак графа А.А. Аракчеева

04

Такого же рода угрозы и заклинания встречаются и на средневековых Exlibris Западной Европы, о чем речь будет дальше, но тем не менее древнерусские вкладные записи нельзя считать предшественниками русского книжного знака. Таковой несомненно занесен к нам непосредственно с запада, вне всякой связи с вкладными записями.

05

Первым русским книжным знаком в современном смысле В.А. Верещагин считает книжный знак князя Дмитрия Михайловича Голицына, одного из сподвижников Петра Великого. Это был простой ярлычок, с изображением печатными буквами: «Ех bibliotheca Arcangelina» по имени родового поместья Голицыных, села Архангельского Московской губернии. Такие типографские Exlibris, иногда с незатейливым украшением в виде узорной рамки, преобладающие в русских библиотеках XVIII и XIX столетий, преобладают и сейчас.

Кн знак князя Дмитрия Михайловича Голицына

Книжный знак князя Дмитрия Михайловича Голицына

06

После простых ярлыков наиболее распространенной формой Exlibris был и у нас геральдический знак, чаще всего в виде изображения одного только герба без всяких посторонних украшений.

19. Рис. 19. Кн. знак гр. О.П. Бутурлина

Рис. 19. Книжный знак графа О.П. Бутурлина

07

Геральдические знаки в соединении с разными орнаментами, венками из цветов, цепью орденов, аллегорическими и художественными атрибутами или изображениями встречаются в XVIII столетии сравнительно редко. Таков знак известного библиофила и директора Эрмитажа графа Д.П. Бутурлина.

08

Отличительная особенность большинства старых русских книжных знаков этого рода по сравнению с западноевропейскими Exlibris того же типа заключается в том, что герб владельца имеет в них главное значение, художественные же украшения являются второстепенным, а потому бедным по своему содержанию придатком.

09

Аллегорические и вообще художественные Exlibris негеральдического характера встречаются в XVIII и XIX столетиях редко. Очень часто встречаются Exlibris в виде вензелей, украшенных цветами или узорами, реже — изображения внутреннего вида библиотек. Исполнителями этих Exlibris были главным образом иностранные художники, заказчиками — русские вельможи, царедворцы, богатые помещики, обзаведшиеся в своих имениях обширными, иногда весьма ценными, библиотеками.

20. Рис. 20. Кн. знак библиотеки б. императора Николая II в Зимнем Дворце, рис. бар. А. Фелькерзама

Рис. 20. Книжный знак библиотеки б. императора Николая II в Зимнем Дворце, рис. барона А. Фелькерзама

10

После возрождения в Западной Европе интереса к книжным знакам и распространения их собирания, это движение в конце XIX века столетия перекинулось и к нам.

22. Рис. 22. Кн. знак гербового отделения департамента герольдии, рис. Е. Нарбута

Рис. 22. Книжный знак гербового отделения департамента герольдии, рис. Е. Нарбута

11

Некоторые коллекционеры Exlibris, стали и сами заниматься композицией книжных знаков. Наиболее плодовитым и талантливым из них был барон А.Е. Фелькерзам, оставивший после себя свыше 40 нарисованных им Exlibris, главным образом для уроженцев Прибалтийского края. Около 30 знаков имеется работы москвича В.Г. Иваска; за ними идут рижанин М. Грюневальд с 16 Exlibris и пишущий эти строки с 12-ю и др.

21. Рис. 21. Кн. знак библиотеки б. наследника Алексея Николаевича, рис. бар. А. Фелькерзама

Рис. 21. Книжный знак библиотеки б. наследника Алексея Николаевича, рис. барона А. Фелькерзама

12

Из русских профессиональных художников в то время только очень немногие, и то более случайно, отдавали свой труд композиции книжных знаков. По нескольким знакам известны работы, например: Е.М. Бем, В.М. Васнецова, М. Клодта, Ю. Клевера, М.О. Микешина, В.В. Матэ, Э.К. Липгарта, Л.О. Пастернака, Н.С. Самокиша.

13

Более специально посвятил себя рисованию Exlibris только художник экспедиции заготовления государственных бумаг Р.Г. Заррин, которым их сделано около 40.

23. Рис. 23. Кн. знак В. К. Лукомского, рис. Г. К. Лукомского

Рис. 23. Книжный знак В.К. Лукомского, рис. Г.К. Лукомского

14

Среди русских книжных знаков этого периода мы встречаем образчики всех распространенных в западной Европе направлений. А.Е. Фелькерзаму мы обязаны целым рядом весьма стильных геральдических Exlibris, отчасти чисто геральдического характера, отчасти же с использованием встречающихся в щите герба или в нашлемнике фигур в свободной художественной или стилизованной передаче в виде дополнительных к гербу украшений. Ему же принадлежат рисунки исполненных в геральдическом стиле книжных знаков бывших императора Николая II и наследника (рис. 20 и 21).

15

В том же направлении исполнены и позднейшие прекрасные работы некоторых более молодых художников, как Е.И. Нарбута (Прим.: Егор=Георгий), Г.К. Лукомского (рис. 23) и В.Я. Чемберса.

24. Рис. 24. Кн. знак б. Канцелярии прошений, рис. Р. В. Фреймана

Рис. 24. Книжный знак б. Канцелярии прошений, рис. Р.В. Фреймана

16

Очень милы детские экслибрисы Ф.Г. Беренштама (рис. 27). Хороший портретный Exlibris дал Пастернак в книжном знаке Эттингера, эффектен книжный знак В. Квадри, рисунка Самокиша (рис. 28), особенно в оригинале, исполненном в двух красках. Хороший образец простого, но выразительного пейзажного экслибриса представляет собой книжный знак Аничкова, изображающий усадьбу, в которой хранится его библиотека, исполненный О.Э. Бразом.

25. Рис. 25. Кн. знак Р.Р. Транзеге, рис. Р.В. Фреймана.

Рис. 25. Книжный знак Р.Р. Транзеге, рис. Р.В. Фреймана

17

Интересен по искусному намеку на профессию владельца книжного знака Exlibris, сочиненный Р. Зарриным для рижского книгопродавца и издателя Миссина (рис. 29). На нем виден герб города Риги, часть башенной стены, из-за которой выступает фигура дровосека; щепки летят вниз, где они превращаются в книги и становятся на полку библиотечного шкафа. Основанием к Этой аллегории послужила латышская пословица: «в Риге рубят дрова, а щепки летят в Лифляндию», указание на молву, которая распространяется путем печатного слова.

26. Рис. 26. Кн. знак Г.П. Блока, рис. А.М. Бонштедт

Рис. 26. Книжный знак Г.П. Блока, рис. А.М. Бонштедт

18

В собственном экслибрисе пишущего эти строки (рис. 30), на котором юноша распределяет книги на обе чашки весов, на одной из которых написано «labor» (труд), а на другой — «otium» (отдых), выражена мысль о соблюдении должного равновесия между трудом и отдыхом.

19

Имеется из первого периода возрождения книжного знака в России (конец XIX и начало XX столетий) немало и недурных чисто орнаментальных книжных знаков в разных стилях.

27. Рис. 27. Кн. знак О. Визеля, рис. Ф.Г. Беренштама

Рис. 27. Книжный знак О. Визеля, рис. Ф.Г. Беренштама

20

Свежую струю в искусство книжного знака в России внесли молодые художники, сгруппировавшиеся вокруг журнала «Мир Искусства». Сюда следует отнести: Л.С. Бакста, А.Н. Бенуа, В.Я. Билибина, О.Э. Браза, М.В. Добужинского, Е.С. Кругликову, В.Д. Замирайло, А.Н. Остроумову-Лебедеву, Е.Е. Лансере, Д.И. Митрохина, Е.И. Нарбута, К.А. Сомова, В.Я. Чемберса, С.В. Чехонина О.А. Шарлемань и др. Они своими работами над украшением внешности книги, красивыми обложками, заставками, концовками, декоративным шрифтом и т. п. пропагандировали среди русской читающей публики мысль о том, что книга и по внешнему своему виду должна удовлетворять художественным требованиям.

21

Книжный знак не представляет собою самостоятельного художественного произведения, а имеет служебные функции и должен поэтому подчиняться общим требованиям книжной графики. Мирискусстники придавали книжному знаку декоративный характер, делающий его способным слиться с книгой в одно художественное целое.

28. Рис. 28. Кн. знак В. Квадри, рис. проф. Н. Самокиша

Рис. 28. Книжный знак В. Квадри, рис. проф. Н. Самокиша

22

В последнее время все более и более русских художников, в том числе известные граверы В.Н. Масютин и М. Павлов, принимаются за сочинение книжных знаков, воспроизводимых затем часто одним из художественных способов репродукции: офортом, гравюрой на дереве или линолеуме и т. п.

29. Рис. 29. Кн. знак И. Миссина, рис. Р. Заррина

Рис. 29. Книжный знак И. Миссина, рис. Р. Заррина. Подробнее смотри §17

НАДПИСИ И ИЗРЕЧЕНИЯ

23

Кроме указания имени владельца книги, разных графических изображений и художественных украшений, на книжных знаках нередко помещаются всевозможные надписи и изречения, либо в виде девиза владельца книги, что чаще всего встречается на геральдических Exlibris, либо в виде сентенций, отмечающих значение книги или мысли владельца ее о литературе.

24

Например: «inter folia fructus» (игра слов: среди листков — плоды) или «ех libro lux» (из книги свет).

30. Рис. 30. Кн. знак Р.В. Фреймана, рис. его же

Рис. 30. Книжный знак Р.В. Фреймана, рис. его же. Подробнее смотри §18

25

На одном из древнейших известных книжных знаков, работы Альбрехта Дюрера, юриста Вилибальда Пиркгеймера, значится: «Sibi et amicis», (для себя и для своих друзей).

26

Но чаще эти изречения выражают противоположную, менее либеральную мысль, стремясь, как и самый Exlibris, оградить книгу от чужих поползновений. Вполне точно и корректно право на обладание книгою определяется на книжном знаке московского коллекционера В.К. Трутовского следующими словами, из которых, кстати, только и состоит весь Exlibris:

27

Ego, hic liber, ex bibliotheca Wladimiri Trutowskii sum. Ne quis me tangat nisi voluntate domini mei. Mosqua.
Я, эта книга, принадлежу к библиотеке Владимира Трутовского. Да не тронет меня никто без разрешения моего владельца. Москва

Кн. знак В.К.  Трутовского.jpg

Книжный знак В.К. Трутовского

28

На одном старом французском знаке известный английский девиз Ордена Подвязки перефразирован так: Honny soy qui ne me rend pas.

29

Напоминания касаются и бережного с книгой обращения: иногда прямо упоминается о том, чтобы не загибались углы, не вырывались страницы, не пачкались иллюстрации и не испещрялись пометками поля книги. В грациозной форме эта мысль выражена на одном Exlibris XVIII столетия, некоего Лилиенталя, где сказано:

30

Utere concesso, sed nullus abutere libro: liliam non maculat, sed modo tangit apis
Можно пользоваться одолженною книгою, но не следует ее портить, ведь пчела не пачкает лилии, а только касается ее.

31

Короче то же самое говорит русский библиофил Шустов: Читай, да не зачитывай

31. Рис. 31. Кн. знак В. Лобойкова, рис. К. Сомова

Рис. 31. Книжный знак В. Лобойкова, рис. К. Сомова

32

Иногда прямо значится: «книга эта украдена» у такого-то (следует фамилия ее владельца). Безнадежною покорностью неотразимому звучит признание А.П. Кондырева в своем Exlibris:

Void le sort d’un livre preté: Souvent il eat perdu, toujours il est gaté
Вот судьба одолженной книги: Часто ее теряют, всегда портят.

32. Рис. 32. Кн. знак Ф.И. Седенко-Витязева, рис. С.В. Чехонина

Рис. 32. Книжный знак Ф.И. Седенко-Витязева, рис. С.В. Чехонина

33

В прежние времена эти увещевания нередко обращались к религиозному чувству случайного обладателя или читателя книги; на него накликались всякие кары земные и небесные. На современных Exlibris эти угрозы принимают обыкновенно шутливую форму, причем они иногда сопровождаются изображением виселицы или даже самой сцены предания смертной казни. Таков книжный знак американца Гопсона, на котором значится повешенный Пьеро и полулатинский, полуфранцузский стих:

34

Aspice Pierrot pendu,
Quia ce livre n’a раs rendu,
Si librum reddidisset,
Pierrot pendu non fuisset

Смотри на повешенного Пьеро;
Он не отдал книги;
Если бы он ее отдал;
Его не повесили бы.

35

В этом же роде имеется в одной старой книге из библиотеки германского музея в Нюрнберге латинско-немецкий стих:

36

Hic liber est mein,
Ideo nomen meum scripsi drein;
Si vis hunc librum stehlen,
Pendebis an der Kehlen;
Tunc veniunt die Raben Et volunt tibi oculos ausgraben.
Tunc clamaeis: Ach, ach, ach!
Ubique recte tibi geschahbr

Эта книга моя;
Поэтому я и отметил в ней свое имя;
Если украдешь эту книгу,
Тебя повесят за горло;
Тогда прилетят вороны И выклюют тебе глаза;
Ты закричишь: ах, ах, ах!
Но это будет по делом.

33. Рис. 33. Кн. знак В. Замирайло, рис. Д.И. Митрохина

Рис. 33. Книжный знак В. Замирайло, рис. Д.И. Митрохина

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

37

При крайнем разнообразии существующих и постоянно создаваемых Exlibris естественно возникает вопрос: каков собственно должен быть книжный знак, чтобы удовлетворять предъявляемым к нему с практической и художественной точки зрения требованиям?

38

Английский художник Крэг (Gordon Craig) так отвечает на этот вопрос:

Книжный знак — это для книги то, что ошейник для собаки... На ошейнике означается: я собака Смиса. Замените слово „собака“ словом „книга“ и прибавьте какое-либо украшение, и книжный знак или Exlibris готов

39

В этих словах указывается прежде всего на практическое значение Exlibris, как знака принадлежности книги с целью служить для нее охраною. Для этого необходимо, чтобы на Exlibris значилось полностью имя владельца книги. Точно так же недостаточно обозначение собственника книги одними инициалами или вензелем, который подчас и разобрать-то не легко.

34. Рис. 34. Кн. знак Ю.П. Анненкова, рис. его же

Рис. 34. Книжный знак Ю.П. Анненкова, рис. его же

40

Но с другой стороны не следует идти в этом отношении слишком далеко, помещая на книжном знаке свой полный адрес. Этим Exlibris приблизился бы к товарным знакам или маркам книготорговцев, имеющим рекламный характер. Некоторые из этих марок, напр., марки умершего в 1915 г. известного антиквария В.И. Клочкова, работы С. Соломко, Е. Лансере и др. (рис. 36), исполненные художественно, очень похожи на Exlibris, но не должны быть смешиваемы с этими последними, ибо цель их иная.

41

Что касается художественного содержания Exlibris, то устанавливать в отношении выбора сюжета какие-либо правила чрезвычайно трудно. Как видно из предшествовавшего изложения, сюжеты эти весьма разнообразны.

42

Самыми банальными следует, конечно, признать изображение книг, стоящих на полке; сюда же мы отнесли бы и внутренние виды целых библиотек, а также, пожалуй, и читающих дев, и мужчин. Богатое поле для фантазии художника дает символика, начиная от сов и черепов и кончая сложными композициями аллегорического характера.

36. Рис. 36. Марка антикв. книжной торговли В.И. Клочкова, рис. С. Соломко

Рис. 36. Марка антикв. книжной торговли В.И. Клочкова, рис. С. Соломко

43

Можно сделать центром композиции книжного знака портрет его владельца или же другого лица, имеющего к нему какое-либо отношение, а также изобразить его дом или усадьбу в декоративном обрамлении или же просто ограничиться дающим известное настроение пейзажем.

44

Здесь, как вообще в искусстве, важно не то, что изображается, а как оно изображается. Но следует все-таки помнить, что Exlibris имеет декоративные функции; поэтому он не должен представлять собою законченной картины в миниатюре, а в возможно простой, но выразительной форме дать художественный образ, легко запечатлевающийся в памяти. В этих видах следует избегать слишком сложных композиций и многочисленности изображаемых предметов. Дальнейшее требование заключается в том, чтобы Exlibris по возможности гармонировал с духовною личностью его собственника и не шел в разрез и с общим характером той книги, на которой он красуется.

45

С этой точки зрения нельзя возражать против довольно распространенного обыкновения библиофилов иметь по нескольку разных Exlibris для разных по содержанию отделов их библиотек, ибо знак, быть может, уместный на изданиях, скажем, юмористического или фривольного характера, может оказаться совершенно неподходящим для книг духовного или строго научного содержания.

46

Далее, Exlibris должен гармонировать с книгою, украшением которой он призван служить, не только по своему содержанию, но и по своему внешнему виду и формату. Слишком маленький Exlibris на большом фолианте производит мизерное впечатление и наоборот Exlibris, заполняющий всю ширину переплета, слишком претенциозен.

47

Читать книги и переплетать их — это две различные ступени культурного развития. Сначала человек постепенно, в течение поколений, приучается читать, но при этом дурно обращается с книгою, считая ее вещью, не заслуживающею особого внимания. Переплет же уже означает уважение к книге и доказывает, что человек не только любит читать, но и относится к чтению и к книге серьезно. Дальнейшею ступенью, — прибавим уже от себя, — такого уважения и расположения к книге, а с тем вместе и культурного развития является снабжение книги книжным знаком, а потому нельзя не пожелать этому обычаю широкого распространения.

35. Рис. 35. Кн. знак С.В. Чехонина, рис. его же

Рис. 35. Книжный знак С.В. Чехонина, рис. его же

Исторический очерк книжного знака (Европа)

001 Заставка.jpg

Р. Фрейман. Exlibris. 1922. Водовороты судьбы

001 Заставка.jpg

Текст и фото. © aldusku.livejournal.com
При копировании статьи (её части) или изображения обязательна ссылка на эту страницу.


СОДЕРЖАНИЕ ЖУРНАЛА БИБЛИОФИЛА (ПОСТАТЕЙНОЕ)

Теги: #Библиофил #Библиофильство #Книжный_знак #Экслибрис #История_библиофильства

Тираж 1 штука. Типография «Тарантас»

Tags: #Библиофил, #Библиофильство, #История_библиофильства, #Книжный_знак, #Экслибрис, Библио, Фрейман, художники книги, экслибрис
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments