aldusku (aldusku) wrote,
aldusku
aldusku

Материалы для русской иконографии. Собрал Д.А. Ровинский. II том (1)

41. Владислав IV, Король Польский

41. Владислав IV, Король Польский




Сегодня II том (1) Ровинский Д.А. Материалы для русской иконографии 1884, гравюры с 41 по 60, посвященные Смутному времени



Об издании и предисловие, I том (1 / с 1 по 20), I том (2 / с 21 по 40), II том (1/ с 41 по 60) Смутное время; II том (2/ с 61 по 80); III том (1/ с 81 по 100); III том (2/ с 101 по 120); IV том (с 121 по 160); V том (161 по 200); VI том (с 201 по 240); VII том (с 241 по 280); VIII том (с 281 по 320); IX том (с 321 по 360); X том (361 по 400); XI том (с 401 по 440); XII том (1/ с 441 по 461) Пугачев и Разин; XII том (2/ с 462 по 480)

Великий Ровинский Д. А. и его мертвецкая

41. Владислав IV, Король Польский, сын Сигизмунда III, род. в 1595 г.; в 1600 избран Королем Шведским, но, за неявкою его в Швецию, лишен престола в 1600 г. 17 августа 1610 г. избран русским Царем, но отец не отпустил его в Москву, задержал Московское посольство, приезжавшее с избирательною грамотою, и тем лишил сына Московского престола. Впрочем Владислав продолжал и после именоваться Московским Царем; в 1632 г. он вошел на польский престол, а в 1634 г. по миру, заключенному при Вязьме, отказался от титула Московского Государя; он умер в 1648 году.

Великолепный портрет Владислава IV, гравированный учеником Рубенса, Лукою Ворстерманом, исполнен именно в год отречения Владислава от титула Московского Царя; особенно замечательна для нас виньетка, представляющая русских воинов, повергающих свое оружие и знамена к ногам Владислава, по случаю взятия Смоленска. Экземпляры этого листа, в первых отпечатках с портретом Владислава, очень редки и ценны. Ров. Гр. Чапский. Во вторых отпечатках портрет Владислава заменен портретом Короля Казимира; внизу прибавлен адрес Danckerts’a.

42. Медаль с профильным изображением Королевича Владислава

42. Медаль с профильным изображением Королевича Владислава

42. Медаль с профильным изображением Королевича Владислава, выбитая по случаю избрания его на Московский престол; и его деньга с изображением Московского герба, того же времени. Заимствованы из книги: Dzieie panowania Zigmunta III, krola polskiego.... Przez J. U. Niemcewicza W. Warszavie 1819. В этой книге, кроме того, из интересных для нас портретов, находятся: Мнишек, отец Марины; Марина, Димитрий Самозванец, Жолкевский, Ходкевич и Ян Сапега.

43. Герб Московского Государства.

43. Герб Московского Государства

43–48. Шесть картинок, гравированных на дереве, из Польской поздравительной брошюры Гроховского, изданной по случаю бракосочетания Дмитрия Самозванца с Мариною Мнишек. Фотолитографии сделаны с экземпляра 2-го издания этой брошюры (1606 г.), находящейся в Спб. Публ. Библиотеке. Экземпляров 1-го издания ее неизвестно. Наши шесть картинок изображают: Марину Мнишек, отца ее Георгия Мнишек, Посла Афанасия Власова Безобразова, обвенчанного с Мариною «вместо» Дмитрия «по представлению»; портрет Краковского Кардинала Мацейовского, совершавшего венчание; Дмитрия Самозванца, и герб Московского Государства. Портрет Марины, находящийся в этом издании, послужил типом для всех других ее портретов, помещенных в разных изданиях. В Московском Публичном Музее есть портрет ее совершенно другого типа, с довольно длинным, острым носом; наконец есть еще литографический портрет Марины, еще другого типа (Lith. dt Villain Maurin); в подписи под ним сказано, что оригинал, писанный на эмали, находится в Эрмитаже, и что он был гравирован в Париже Олещинским (Wien, Fideicom). Марина, младшая дочь Сендомирского воеводы Георгия Мишина, славилась красотой и ловкостью; была нрава легкого и чрезвычайно честолюбива; любила наряды, бриллианты и роскошь прежде всего. Димитрий, большой знаток по части женского пола, был страстно влюблен в нее, что однако же не мешало ему продержать при себе почти целый год красавицу Ксению, и перепортить несчетное число молодых москвитянок.

Представляю некоторые хронологические данные из ее жизни: 23 мая 1604 г., Марина обещала выйти замуж за Дмитрия посте того, как он сделается Московским Царем; 30 июля 1605 г. Димитрий короновался Московским Царем; 23 (12) ноября Марина обвенчана с его послом Власовым в Кракове; 8 апреля 1606 г. она переехала русскую границу, 3 мая имела торжественный въезд в Москву; 8 мая обвенчана с Дмитрием и коронована. По убиении Дмитрия (17 мая) не захотела вернуться к отцу, но перебежала в Калугу ко 2-му Самозванцу *, признала его своим мужем и после его убиения родила сына Ивашку. Затем Марина отдалась Заруцкому (в 1611 г.), хотела бежать с ним в Персию, но в июле 1614 г. схвачена на Урале и перевезена в Москву (Собр. Госуд. Грам. ІІІ, 104), где Заруцкий посажен на кол; Марина заключена в темницу (где и умерла); трехлетний царевич Ивашка удавлен. Современный летописец рассказывает, что когда малютку несли на виселицу, была снежная метель и ребенок горько жаловался и спрашивал: куда это его уносят **.

 * Примечание. «Мне ли Царице Всероссийской», говорила Марина польскому полководцу Сапеге, «явиться в таком презренном виде к родным моим; я готова разделить с Царем все, что Бог ни пошлет ему».

 ** Примечание. Впоследствии Самозванец Иван Луб (оказавшийся Иваном Фаустиным) выдавал себя за Ивашку Царевича, рассказывая, что задушили вместо Ивашки, подмененного, другого ребенка.

44. Георгий Мнишек

44. Георгий Мнишек

Отец Марины, Сендомирский воевода Георгий Мнишек, род. около 1560 г., служил при дворе Короля Сигизмунда, и пользуясь его неограниченным доверием, расхищал королевскую казну. В 1602 г. это был пожилой, дородный человек, невысокого роста, с голубыми плутовскими глазами, с короткой шеей, с высоким лбом, выдавшимся вперед подбородком и небольшой круглой бородою; очень любезный и приветливый.

45. Портрет Краковского Кардинала Мацейовского

45. Портрет Краковского Кардинала Мацейовского

46. Марина Мнишек

46. Марина Мнишек

47. Посол Афанасий Власов Безобразов

47. Посол Афанасий Власов Безобразов

Посол Афанасий Власов Безобразов считался отличным дельцом своего времени; по словам Массы, он был человек умный и образованный и умел хорошо говорить. Власов был в большом почете у Годунова, который посылал его гонцом к Императору Рудольфу I, с извещением о своем воцарении, и к Королю Сигизмунду ІІІ, для заключения перемирия. Его же посылал Борис для встречи Датского Принца Иоанна, жениха Ксении. В 1605 г. Власов отправлен в войско с большими денежными суммами для раздачи; в этом же году он, вместе с князем. Воротынским и Телятьевским и боярином Шереметевым целовал крест Самозванцу в Туле. В 1605 г. получил от Самозванца титулы великого секретаря и подскарбия, и в этом звании венчался в Кракове, «вместо Дмитрия», с Мариной. 24 ноября. По сказанию современников он упросил Дмитрия простить Василия Ивановича Шуйского, осужденного на смерть за измену. По убиении Самозванца, в грамоте в Литву назван вором и разорителем христианства, советником вору Отрепьеву; но при воцарении Шуйского, по доброй памяти, послан в Уфу воеводою, а в 1610 году, по свидетельству Жолкевского (Записки, 288), был одним из главных приглашателей Королевича Владислава на Московский престол. Лицо этого «вельми хитрого и прозорливого мужа» чрезвычайно типично; замечателен и костюм его с оригинальной шапочкой, ушитой жемчугом. Доска, которою отпечатан портрет его в брошюре 1606 г., отпечатана позднее в книге: «Guagnini, Kronika Sarmacyey Europskiey.... w Krakowie, 1611».

48. Дмитрий Самозванец

48. Дмитрий Самозванец

Портреты Дмитрия Самозванца дошли до нас в двух достоверных типах, очень схожих между собою, и награвированных почти в одно и то же время. Старейший из них приложен к поздравительной брошюре, изданной по случаю бракосочетания Марины с послом Дмитрия, Афанасием Власовым Безобразовым (№ 48), бывшего в Кракове 24 ноября 1605 года *. Димитрий представлен на нем в польском гусарском кафтане (который он носил постоянно), без бороды и усов; нос и рот широкий; на носу, около правого глаза, бородавка. Этот портрет послужил образцом для прекрасного портрета Дмитрия, изданного в Кракове Снядецким. Другой тип гравирован Килианом в Аугсбурге в 1606 году, довольно схожий с первым; но в нем лицо Дмитрия старше и антипатичнее; на лбу прибавлена еще бородавка; костюм тот же, но здесь он получил вид какой-то пелеринки, накинутой на оба плеча **.

 * Примечание. Так как свадьба Марины происходила 12 /24 ноября 1605 г., то нет сомнения, что Краковская поздравительная брошюра, в 1-м издании, была отпечатана к этому времени, и затем помещенный в ней портрет Дмитрия есть самый ранний из всех гравированных его портретов, а вместе с тем и единственно достоверный тип его, который повторяется в Хронике Гваньини, и в портрете, гравированном в 1606 г. аугсбургским гравером Килианом, и во всех прочих его портретах, приложенных в разных позднейших изданиях.

 ** Примечание. В Дармштадтской Придворной Библиотеке, в рукописном сборнике «Thesaurus picturarum», составленном в 1572–1620 гг., находится более ранний, акварельный портрет (40) Дмитрия, очень грубой работы, схожий с Килиановским, в той же одежде, с теми же короткими волосами и бородавкой на лице; но очертание рта совершенно другое. На золотом фоне подпись: «Demetrius Iwanowice Magnus Dux Moschoviae. 1604. Actatis suae 23». При нем приложено современное известие о том, что в 1605 г. польский посланник в Гейдельберге привез с собою подлинник этого портрета, бывшего молодого монаха Дмитрия Иоанновича, который объявил себя природным наследником и законным преемником Великого Князя Московского, и под этим видом в прошедшем 1604 и текущем 1605 году силою присвоил себе это владение, как при жизни, так и по кончине Годунова Федоровича, согласно нижеследующему обстоятельному повествованию, которое вышеупомянутый посланник привез вместе с изображением (Русск. Старина 1876 г. апрель, стр. 874).

Этот тип самый распространенный; с ним имеют большое сходство изображения Дмитрия: на его портретах, подаренных в 1876 году Московскому Историческому Музею и взятых из Вишневецкого замка *, а также и на картине, изображающей Дмитрия сидящим на троне и принимающим польских послов и Георгия Мнишка, в торжественной аудиенции (находящейся в Пештском Музее и воспроизведенной посредством хромолитографии) в Древностях Московского Археологического Общества (Москва 1874. IV т.) **.

 * Примечание. В 1876 году в Московский Императорский Музей пожертвованы два живописные, подлинные, начала XVIII века, портрета: Лжедмитрия и Марины Мнишек, находившиеся в замке Вишневец. Эти изображения обеих личностей писаны красками на холсте «во весь рост, поколению». Та и другая фигура стоят: Самозванец в латах, Марина в польском костюме, сшитом по образцу французской моды того времени. На обоих портретах у фигур лежат царские короны, а на втором плане прописаны некоторые сцены: сражение на портрете Самозванца, — въезд в Москву и коронование на портрете Марины. Живопись значительно выцвела, поблекла, холст кое-где прорван. Тот и другой значительно сходны с гравированными Килианом портретами Самозванца и его жены. (Русск. Старина. 1876, апрель, стр. 874–875).

 ** Примечание. В переходах из Uffizi в Palazzo Pitti, во Флоренции, висит большой портрет в рост, писанный масляными красками, представляющий сходство с Килиановским типом и очень напоминающий портрет Самозванца, подаренный Кн. М. А. Оболенским в Московский Архив Иностранных Дел. На флорентийском портрете надпись: «45. Ladislaus poloniae»; это должен быть тоже портрет Самозванца; он представлен в распашном кафтане и красном плаще с меховым черным воротником и таким же подбоем; бородавок на лице его нет.

По свидетельству современников. Дмитрии был сильный и широкоплечий человек, мрачный и задумчивый, без бороды и усов, лицо у него было широкое, желтовато-смуглое, уши длинные, волосы русые, рыжеватые; глаза темно-голубые (Сilli), большой рот, толстые губы и крупный нос; на лице он имел две бородавки: одну на носу, на правой стороне, и другую на левой стороне, на лбу, да кроме того родимое пятно у правого плеча. Одна рука у него была длиннее другой; этими приметами он и походил на Дмитрия Царевича. Он был одарен необыкновенною силою в руках *.

 * Примечание. Русский современник его Кубасов пишет: «Расстрига возрастом мал; груди широки имея, мышцы толсты, лицо же имея не царского достоинства; препростое обличие имея, чело же его вельми помраченно, остроумен же паче и в научении книжном доволен, дерзостен и велеречив вельми, конское ристание любляше вельми, на враги свои ополчителен, смел вельми, храбрость имея и силу велию, воинство же зело любляше. Таков бе Разстрига».

Венчание Дмитрия с Мариною, по поводу которого издана поздравительная брошюра, происходило в Кракове, 24 ноября 1605 г., в доме ксендза Фирлея, в зале, в присутствии Короля и Королевы Шведских; венчал кардинал Мацейовский. Когда он, в числе других вопросов, спрашивал посла: не обещался ли великий царь кому другому, он отвечал: «разве я знаю; царь ничего не поручил мне на этот счет», и уже после напоминаний стоявших подле него при этом торжестве, он сказал: «если бы он дал обещание другой девице, то не посылал бы меня сюда». Но он восставал против того, чтобы кардинал говорил по-латыни, на это он не соглашался. Когда кардинал сказал: «г. посол, говорите за мной, как требует наша католическая церковь и ваша: «я....» (форма присяги при венчании: я тебя беру в супруги....) то посол говорил за кардиналом и хорошо произносил слова; впрочем, он не вдруг стал говорить. Он говорил: «я буду говорить с девицей Мариной, а не с вами, ксендз-кардинал». Невеста присягала царю на верность, а посол невесте за царя.

Когда пришлось давать перстни, то посол вынул из маленького ящика алмазный перстень с большой и острой верхушкой, величиной в большую вишню, и дал его кардиналу, а кардинал надеть его невесте на палец, а от невесты посол взял перстень не на палец и не па обнаженную руку, но прямо в вышеупомянутый ящик. Когда кардинал хотел связать епитрахилью руки жениха и невесты, то посол послал к жене воеводы Мнишка за чистым платком и хотел обернуть им свою руку, и исполнить таким образом этот обряд, а не прикасаться к руке невесты своею голою рукою, но ему нс дозволили этого сделать, и он должен был дать свою руку от имени своего царя, князя Московского. Вышеупомянутый коврик взял капеллан кардинала, но посол выкупил его за сто червонцев. Во время венчания, его величество Король стоял подле кардинала, с правой стороны» (стр. 58 и 59).

«Царица венчалась в белом алтабасовом, усаженном жемчугом и драгоценными камнями платье, очень дорогом; на голове у нее была небольшая корона, усыпанная очень дорогими камнями» (стр. 69). «Посол заявил, что он находит оскорбительным, что его государя не называли царем, а только великим князем и государем. Во время брачного пиршества его оскорбляло то, что во время танцев царица падала к ногам Короля. На это ему ответили, что Король — ее благодетель и что она — его подданная, пока находится в королевстве» (стр. 70).

«После того был бал. Отец Марины подносил Королю подарки. Такие же подарки поднес Власов Марине от Дмитрия. За подарками холопы несли шесть вылитых из золота кирпичей, очень тяжелых, так что и один кирпич не легко было нести холопу, а в телеге было пятьсот тысяч чистыми деньгами, из которых Сендомирскому воеводе дано было триста тысяч, Саноцкому старосте — сто тысяч и царице — сто тысяч» (Русск. Историч. Библ. изд. Археограф. Комм. I. 80. Спб. 1872).

В Московской Оружейной Палате находится большая картина, писанная масляными красками (копия с оригинала, находящегося в Вишневецком замке), на которой изображено венчание Власова с Мариной.

49. Портрет Царя Дмитрия Самозванца, работы Луки Килиана

49. Портрет Царя Дмитрия Самозванца, работы Луки Килиана

49. Портрет Царя Дмитрия Самозванца, работы Луки Килиана, гравирован почти одновременно с портретом, находящимся в Краковской поздравительной брошюре 1606 года, по случаю бракосочетания Дмитрия с Мариной. Лицо Дмитрия на килиановской гравюре суровее, старше и безобразнее краковского типа; костюм тоже изменен и вместо красивого ментика на Дмитрии надета какая-то странная пелеринка, накинутая па оба плеча. Греческая подпись под портретом означает (Гл. 10, ст. 14, из Премудрости Соломона): «И в узах не остави его, дондеже принесе ему скипетр царствия и власть на случающих его и живых же показа порок сотворших нань и даде ему славу вечную». (по Московск. Библии 1756 года).

Латинская: «Из удивления к доблести, которую Бог проявил пред народом, выгравировал Лука Килиан в Аугсбурге, 1606».

Этот довольно редкий лист не значится в перечне работ Килиана у Наглера (Künstler-Lex). Сумароков получил его для скопирования от Марии Каллот, и замечает, что в его время в России не было ни одного экземпляра такого портрета. Другулин продавал его в 1862 году по 5 тал. 10 гр. (Verzeichn. ѵ. Portr. Leipzig, 1862. № 388). Теперь он стоить более, чем впятеро, хотя и имеется почти у всех собирателей портретов *. С этого портрета сделано множество копий в настоящую величину: Хогенбергом, Скотниковым, Кузнецовым, и множество других, в уменьшенном размере.

 * Примечание. Проспер Мериме говорить по поводу этого портрета: «On y retrouve comme l’exageration du type slave, allie á une expression de fermete et d'energie remarquable» (Les faux Demetrius. Paris 1855, 63). Князь Михаил Андреевич Оболенский, напротив того, находит, что: «портрет Самозванца есть важный исторический факт: кто только на него взглянет, тот сейчас убедится, что Лжедмитрий был не русский; черты лица его явно говорят, что он был литвин».

50. Портрет Дмитрия Самозванца, гравированный Иоде

50. Портрет Дмитрия Самозванца, гравированный Иоде

50. Портрет Дмитрия Самозванца, гравированный Иоде в 1606 году. Фантастический портрет, сильно напоминающий портрет Царя Феодора Иоанновича, работы болонского мастера Франко. Димитрий представлен на нем с длинными усами, которых он никогда не носил, в шубе накинутой на парчовой кафтан, с большим отложным меховым воротником; на голове его меховая шайка с заломом, украшенная спереди бриллиантовым пером; в левой руке его скипетр, а правою он взялся за рукоять меча.

Портрет приложен при редкой книге: La legende de la vie et de la mort de Demetrius dernier Grand Due de Moscovie, Traduite nouvellcment l’an 1606. Amsterdam, 8°. Париж. Биб. В Спб. Публ. Библиотеке без портрета.

51. Фантастический портрет 1-го Самозванца. Из книги: «The Ancient and Present State of Moscovy. London. 1698».

51 и 52. Два фантастических портрета 1-го и 2-го Самозванцев. Из книги: «The Ancient and Present State of Moscovy. London. 1698». 8°.

51. Поясной, 3/4 вправо, в чалме и короне, с горностаевой мантией, наброшенной на плечи. Внизу подпись: «The first counterfeit Demetrius | p.: 7». Грубой гравировки; скопирован точь в точь, но в другую сторону, с портрета «Nangazachi Rex Japoniae. С. V. Inventar. F. L. D. Ciartres excudit Cum Privilegio — 11».

52. Фантастический портрет 2-го Самозванца. Из книги: «The Ancient and Present State of Moscovy. London. 1698».

52. Фантастический портрет 2-го Самозванца. Из книги: «The Ancient and Present State of Moscovy. London. 1698

52. Поясной, 3/4 влево, в меховой шапке с пером. Внизу подпись: «The second counterfeit Demetrius». Такой же работы. *

 * Примечание. Привожу приметы 1-го и 2-го самозванцев, прописанные в грамоте Царя Василия Иоанновича Шуйского к польскому королю о розыске 2-го самозванца, который назван в ней Молчановым: 1-й лицом бледен; волосы рыжие; толстый приплюснутый нос; у носа бородавка; шея короткая; без усов и бороды. 2-й лицо темное; волосы черные жесткие; длинный нос; на щеке бородавка; большие нависшие брови; глаза маленькие; усы густые; глядит кверху; бороду бреет. (Госуд. Грам. II. 324). Оба портрета не имеют никакого археологического значения и приложены здесь единственно для удовлетворения любопытства любителей курьезов.

53. Портрет Дмитрия Самозванца, изображенного в царском облачении

53. Портрет Дмитрия Самозванца, изображенного в царском облачении

53. Портрет Дмитрия Самозванца, изображенного в царском облачении и мономаховой шапке-короне; лицо скопировано с килиановского оригинала (из книги?).

54. Профильное изображение Дмитрия Самозванца в чалме

54. Профильное изображение Дмитрия Самозванца в чалме

54. Профильное изображение Дмитрия Самозванца, в чалме, не схоже ни с одним из других его портретов. Из целого собрания портретов разных самозванцев.

55. Польский Гетман Карл Ходкеевич

55. Польский Гетман Карл Ходкеевич

55. Польский Гетман Карл Ходкеевич; род. 1560 г. в Литве; в 1600 г. уже был возведен в сан великого литовского Гетмана; находился с войском при Дмитрии Самозванце, а по смерти его опустошал долгое время Россию, пока не был разбит на голову кн. Пожарским 20 августа 1612 г., после четырехдневной битвы под Москвой. По смерти Жолкевского Ходкевич возведен в сан великого коронного Гетмана, а в 1621 году умер.

Жерар Зегерс (Gerard Seghers), гравировавший портрет Ходкевича, род. в 1589 г.; где он мог видеть Ходкевича и делал ли он портрет его с натуры, — неизвестно. 1-е отпечатки этого портрета, прежде адреса «Ioann Meyssens excudit», очень редки; 2-е отпечатки, с адресом; тоже редки. — Ров.

56. Исаак Масса

56. Исаак Масса

56. Исаак Масса; копия с очень редкого портрета, гравированного Матамом, с оригинала Хальса; 1-е отпечатки, прежде подписи (есть в собрании П. Я. Дашкова.)

Исаак Абрамович Масса, голландец; род. в Гарлеме в 1587 г.; он проживал в Москве по торговым делам в смутное время. В 1615–1618 гг. он несколько раз ездил в Голландию и исполнял обязанности поверенного между Голландскими Штатами и русским Царем, причем подвергался разным неприятностям по навету англичан, старавшихся заградить голландской торговле доступ в Россию. Аделунг считает Массу ученым географом, так как он составил хорошую карту России и план Москвы.

Надпись, сделанная на портрете плохим голландским стихотворцем, гласит следующее: «Преследуемый ненавистью и завистью, и отыскивая почести, он был послан к Императору и к Королю, и приобрел их расположение своими заслугами. Штаты его отечества возложили на него свою доверенность; но вскоре дружба их к нему остыла. В то время, когда его обвиняла зависть, он все таки продолжал свой путь, сильный надеждой на Бога. Осыпанный милостями предводителя Готов, он презирал завистников. Получивши дворянство и богатство, довольный своею судьбою, он мужественно ожидает вечного блаженства».

Замечательные записки его изданы под заглавием: Сказания Массы и Геркмана о смутном времени в России, с приложением портрета Массы, плана Москвы, карты России и вида дворца Лжедмитрия. Спб. 1874.

57. Портрет Царя Бориса Годунова

57. Портрет Царя Бориса Годунова

57. Очень плохой и вероятно фантастический портрет Царя Бориса Годунова, из книги Кевехюллера «Conterfet Kupfferstich.... deren jenigen regierenden grossen Herren So von Kaysers Ferdinand des Andern Geburt biss zu desselben seeligsten Todtlichen Abschied, successive regiert.... Leipzig.. 1721; fol. В этой книге, кроме того, находятся портреты Царей: Иоанна IV, Феодора Иоанновича, Дмитрия Самозванца и Михаила Федоровича.

По замечанию Массы (стр. 117, Брюссельское издание Князя Оболенского), Борис был мал ростом, довольно толст; лицо имел круглое, волосы и бороду с проседью и ходил с трудом от подагры.

По свидетельству Смита (Th. Smith, Voiage and Entertainment in Rushia. Lond. 1605), Борис в 1598 году (47 лет от роду) был роста высокого, плотен, плечист; волосы и бороду иметь черные; лицо круглое; глаза его внушали страх и повиновение; он был чрезвычайно льстив на словах, но недоверчив и подозрителен, и боялся всякого чародейства. Вначале царствования казался добрым, но впоследствии стать жестоким.

По свидетельству Кубасова: «Борис образом своим и делы множество людей превозшед, никто бе ему от царских синклит подобен во благолепие лица его и в разсуждение ума его»... и пр. (Изборник, изданный А. Поповым, 285, хрон. Кубасова).

Приложенный портрет Бориса не имеет почти никакого сходства ни с портретом его, гравированным Штенглином, с древнего русского оригинала, ни с портретом Бориса, находящимся в знаменитом Корне Российских Государей 1672 года.

58. Гравюра с оплечного изображения Князя Михаила Васильевича Скопина

58. Гравюра с оплечного изображения Князя Михаила Васильевича Скопина

58. Гравюра с оплечного изображения Князя Михаила Васильевича Скопина, находящегося в Московском Архангельском соборе и писанного на доске иконным письмом начала XVII века. Гравюра эта приложена к I книге Трудов Моск. Общ. Любит. Древн. 1830 г.

О самом портрете подробно говорится у Снегирева, в Памятниках Московской Древности (Москва 1842) и в Древностях Росс. Государства (вып. І-й); в этих обоих изданиях находятся хромолитографические снимки с этого портрета.

По свидетельству одного современного историка: «Князь Скопин имел 23 года от рождения (1609 г.), прекрасную душу, ум не по летам зрелый, наружность, осанку приятную, искусство в битвах и в обхождении с иноземным войском» (Карамзин, И. Г. Р. XII. 154). Бер, написавший свои записки о смутном времени, наполненные укоризнами против всех Русских тогдашнего времени, одному Скопину воздает должную хвалу и называет его даже героем. (Примечание к Сказаниям, изд. Устрялова, стр. 280).

59. Русский воин, в рост, в полном вооружении

59. Русский воин, в рост, в полном вооружении

59. Русский воин, в рост, в полном вооружении; в шлеме и латах; в правой руке он держит бердыш; на ней же висит на ремне меч; за спиной у него колчан со стрелами, а сбоку лук. Вдали видны три палатки, а слева стрелец, привязанный к пушке; палач занес топор, чтобы отрубить ему голову *. Гравюра на дереве.

 * Примечание. Этот последний эпизод палача со стрельцом повторяется на портретах Петра I.

Это изображение помещено, в виде виньетки, на заглавном листе книги: «Moscouische Niderlag und Belege- | rung der Statt Wenden». Над ним сделана следующая надпись: «Contrafactur Moscouittischer Knias oder Fursten und | Boiarn wie die zum Krieg Gewafnet, und mit, iren streitwaffen gerust sein»... 1579. Скопирован с оригинала, находящегося в Спб. Публ. Библиотеке. В той же брошюре находятся изображения Ивана IV, (названного здесь просто Московским Князем), и дьяка Клобукова или Монастырева (см. N° 49 в моем издании: Достоверные портреты Московских Государей, Иоанна ІІІ, Василия Ивановича и Иоанна IV. Спб. 1881 г.).

60. Изображение Петра I, увенчанного лавровым венком и скачущего на коне

60. Изображение Петра I, увенчанного лавровым венком и скачущего на коне

60. Изображение Петра I, увенчанного лавровым венком и скачущего на коне; в ногах у лошади лежит убитый воин; вдали баталия. Редкий лист (Публ. Библ. — Гр. И. И. Толстой), изданный, как видно из подписи внизу, в Голландии Allard’ом; но самая доска гравирована не в Голландии и не для Петра, так как первоначально на ней быть изображен не Петр I, а венгерский князь и полководец Тёкели (1656—1705); Аллар только заменил голову сего последнего головою Петра, оставив все остальное в прежнем виде. Гравюра эта так понравилась Петру, что два раза быта воспроизведена на его медалях, а именно: точь-в-точь, на медали, выбитой в 1709 г. в память Полтавской битвы, работы аугсбургского медальера Филиппа Генриха Мюллера (1656–1718), и с некоторыми изменениями на медали в память Калишской баталии (№№ 35 и 41 в изд.: Собрание русских медалей. Спб. 1840. Вып. I).

СОДЕРЖАНИЕ ЖУРНАЛА БИБЛИОФИЛА (ПОСТАТЕЙНОЕ)



Внимание!!! Если Вы копируете статью или отдельное изображение себе на сайт, то обязательно оставляйте гиперссылку непосредственно на страницу, где размещена первоначальная статья пользователя aldusku. При репосте заметки в ЖЖ данное обращение обязательно должно быть включено. Спасибо за понимание. Copyright © aldusku.livejournal.com. Тираж 1 штука. Типография «Тарантас».

Tags: rossica, Библио, Ровинский Дмитрий Александрович, книжные редкости
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments