aldusku (aldusku) wrote,
aldusku
aldusku

Category:

Материалы для русской иконографии. Собрал Д.А. Ровинский. XII том (1)

The Punishment of Russian Robbers on the River Volga, 1778. Наказание русских бунтовщиков на реке Волга [английская гравюра]

The Punishment of Russian Robbers on the River Volga, 1778. Наказание русских бунтовщиков на реке Волга [английская гравюра]


Сегодня XII том (1) Ровинский Д.А. Материалы для русской иконографии 1891, гравюры с 441 по 461. Большинство из них посвящено Степану Разину и Емельяну Пугачеву. В конце я приведу интересную статью Ольги Хорошиловой «Ложный Петр»: Пугачев как орудие дезинформации. В которой она рассказывает о портрете Пугачева из книги «Ложный Петр III» 1775 года (№452 у Ровинского).


Содержание всех томов (опись гравюр)

Об издании и предисловие, I том (1 / с 1 по 20), I том (2 / с 21 по 40), II том (1/ с 41 по 60) Смутное время; II том (2/ с 61 по 80); III том (1/ с 81 по 100); III том (2/ с 101 по 120); IV том (с 121 по 160); V том (161 по 200); VI том (с 201 по 240); VII том (с 241 по 280); VIII том (с 281 по 320); IX том (с 321 по 360); X том (361 по 400); XI том (с 401 по 440); XII том (1/ с 441 по 461) Пугачев и Разин; XII том (2/ с 462 по 480)

Великий Ровинский Д. А. и его мертвецкая

441. Граф Кирилл Григорьевич Разумовский; гравюра Г. Ф. Шмидта.

441. Граф Кирилл Григорьевич Разумовский; гравюра Г. Ф. Шмидта

441. Граф Кирилл Григорьевич Разумовский; гравюра Г. Ф. Шмидта.

К. Г. Разумовский родился 29 Марта 1728 г.; простой казак, брат фаворита Императрицы Елизаветы Петровны, Алексея Григорьевича; послан им за границу для образования; очень скоро обучился всяким наукам; 18-ти лет Президент Академии Наук (1746 —1798); 1744 Граф; Гетман Малороссии; женат на дочери двоюродного брата Петра I, Ивана Львовича Нарышкина; участвовал в возведении на престол Екатерины ІІ-й; умер в 1803 году. Гравюра Шмидта сделана с оригинала Токке. І-й отпечаток этого великолепного портрета, пробный, прежде всякой подписи; голова в одних контурах (Wien, Albertina); II-й, оконченный, тоже прежде подписи (в моем собрании); III-й, с подписью: L. Тосqué, рinx. 1758. G. F. Smidt. Sculps. Pelropol: 1762. | Cyrillus Comes de Rasumowsky. | S. Imp. Maj. omnium Russiar, minoris Hetmannus, milit. Praetorian. | Ismailov Protribunus, | Imperial. acad. Scient. Praeses, ordinum St. Andreae, | aquilae albae, St. Alexandri et Stae Annae Eques. IV-e отпечатки с измененною подписью; и V-е, новые, с тою же подписью, с доски, находящейся в моем собрании. Оригинал, с которого делана эта гравюра, писанный масляными красками, в натуральную величину, находится у Графа Уварова в его имении Поречье. Знаменитый гравер Георг-Фридрих Шмидт гравировал эту доску в бытность свою в Петербурге профессором гравирования при Академии Наук и Художеств (1757–1762); он получил за неё с Графа Разумовского 1000 руб.

442. Арсений Мацеевич

42. Арсений Мацеевич

442. Арсений Мацеевич, которого Екатерина II прозвала Арсюшкой Вралёвым; родом из Польши; воспитанник Киевской Академии; с 1734 флотский иеромонах; 1737 за болезнью от флота уволен; 1738 соборный иеромонах Синодального дома для обучения ставников; 1741 Митрополит Сибирский; 1742 Ростовский; 1765, за протест против отобрания имуществ от церквей, привезен на суд Святейшего Синода, лишен сана, за тем монашества и, под именем Андрея, назначен в ссылку «в камчадалы»; но из Вологды отвезен в Ревельскую крепость, где и скончался в 1772 г. В бытность свою в Ростове открыл там Семинарию. Известен как проповедник, обличитель раскола и лютеранства. Прилагаемые отпечатки сделаны с подлинной доски, находящейся в моем собрании.

443. Портрет гравера Шмидта, рисующего черным карандашом

443. Портрет гравера Шмидта, рисующего черным карандашом

443. Портрет гравера Шмидта, рисующего черным карандашом; гравирован им самим. Об этом гравере, имевшем огромное влияние на ход русской гравюры, подробнее говорено в моем исследовании о Русских Граверах (М. 1870), в Подробном Словаре Русских портретов (СПБ. 1889) и в VII выпуске настоящих Материалов, под № 243.

444. Павел Федорович Карабанов

444. Павел Федорович Карабанов

444. Павел Федорович Карабанов, род. 25 Окт. 1767 † в Мае 1851. Известный собиратель русских древностей и портретов; последние поступили в Эрмитаж. Музей его описан Филимоновым (М. 1849; в лист, с превосходными хромолитографиями Дрегера). Из его сочинений напечатаны: «Списки замечательных лиц русских» (М. 1860) и «Русские Исторические Анекдоты» (в «Русской Старине» за 1872 г.). Прилагаемый портрет гравирован и поднесен Карабанову Осиповым, около 1840 года. Доска осталась без подписи, с одним гербом под гравюрой. Старые отпечатки довольно редки. Приложенный отпечаток сделан с оригинальной доски, находящейся в моем собрании. Портрет отличается большим сходством. Есть еще другой портрет Карабанова, гравированный в бытность его в Париже, в 1817 году, Кенедеем.

445. Портрет Стеньки Разина

445. Портрет Стеньки Разина

446. Портрет Стеньки Разина

446. Портрет Стеньки Разина

447. Портрет Стеньки Разина

447. Портрет Стеньки Разина

445–447. Три портрета Стеньки Разина, донского казака, который разбойничал с своею шайкою, 1667–1672, в Поволжье, начиная от Симбирска до Каспийского моря. Он был пойман Астраханским воеводой Кн. Прозоровским, просил помилования и отпущен, под условием служить Царю на Дону; но скоро снова принялся за разбой; взял и разграбил Царицын, умертвив там Кн. Прозоровского. Царь Алексей Михайлович послал против него стольника Косачева, который нагнал Разина под Симбирском и разбил его шайку; сам Разин бежал, но был пойман Атаманом Яковлевым и доставлен в Москву, где четвертован 1672 г. По свидетельству современников, Разин был от природы ума быстрого, отличался даром слова и необыкновенной физической силой.

Портреты его известны в трех, совершенно различных, типах; замечательнее всех большой современный портрет, гравированный Фюрстом, изданный отдельным листом, приложенный здесь под № 445; № 446 скопирован с того же оригинала; а № 447 сделан с неизвестного оригинала.

448–452. Пять портретов Емельяна Пугачева.

Емельян Иванов Пугачев, казак Зимовейской станицы; родился около 1740 года; служил в отряде гр. З. Г. Чернышева в Пруссии; был ординарцем при полковнике Денисове и за упуск его лошади наказан «нещадно плетью». По возвращении на родину просил, в 1771 г., отставки за болезнью, в чем ему отказано; в 1773 посажен в Казанский острог за дерзкие речи; бежал оттуда в Яицк, где казаки, недовольные правительством, признали его Петром III. Пугачев с необыкновенною смелостью поднял Урал и нижнее Поволжье, взял Казань и несколько мелких крепостей; резал и вешал помещиков целыми семьями и жег их усадьбы. Два года он боролся с правительственными войсками; возмущение признавалось настолько важным, что Екатерина нашла нужным послать, для усмирения его, сперва гр. Панина, а потом и Суворова. Пугачев был взят сотником Харчевым, в урочище Коловертной Лощине (за что Потемкин сделала, Харчева прямо полковником, 7 Окт. 1774), доставлен в Москву и здесь четвертован, на болоте, 10 Янв. 1775 года.

По свидетельству современников, Пугачев был мужчина 30 лет, худощавый, широкоплечий, небольшого роста, с смуглым рябоватым лицом, обрамленным небольшою бородой. Нс смотря на свои еще молодые годы, Пугачев состарился преждевременно: в его темной бороде виднелась седина и на вид ему казалось не менее сорока лет. Это был человек безграмотный и распутный. Время свое он проводил с пятью наложницами, пьянствовал, выезжал смотреть казни, стрелял в цель и изредка давал кому-нибудь аудиенцию. Когда ему приходила охота, он принимать доклады «военной коллегии», причем сидеть в креслах, украденных из загородного дома Оренбургского губернатора; при этом, по бокам стояли два казака, один с булавой, другой — с топором, знаками власти. Приходящие были обязаны кланяться ему в землю и целовать руку, величая его «надежа государь», «ваше величество» или просто «батюшко». Обыкновенно Пугачев носил казачье платье, но в торжественных случаях он надевал малиновые бархатные шаровары, голубой штофный бешмет, черную мерлушковую шапку с бархатным малиновым дном и белую рубашку с косым воротом. Вооружение его состояло из сабли и двух пистолетов. Когда он ходил,— его поддерживали под обе руки жившие у него девки или татарки, привозимые ему из Каргалинской слободы в наложницы. Шествие это получало совершенно пьяношутовской характер от музыки писаря Билдина, подыгрывавшего на скрипке, и оранья, казаками сочиненной в честь самозванца, песни (Дубровин, Пугачев и его сообщники. СПБ. 1884). Пугачев в Москве содержался сперва в одной из башен Московского Острога, которая в память его до сих пор зовется Пугачевской;— затем, перед казнью, он сидел более недели в особо устроенной железной клетке, в бывшем помещении 2-го Департамента Уездного Суда. Здесь показывали его народу, и он зачастую путал надоедавших ему зрителей, бросаясь в своей клетке как зверь, из стороны в сторону.

448. Портрет Пугачева в секретном номере, в Пугачевской башне Московского Острога.

448. Портрет Пугачева в секретном номере, в Пугачевской башне Московского Острога

В настоящем выпуске приложены следующие портреты его: № 448, в том виде, как он содержался в секретном номере, в Пугачевской башне Московского Острога, прикованный на цепь.

449. Портрет, снятый с него живописцем на эмали Мальи.

449. Портрет, снятый с него живописцем на эмали Мальи.

449. Портрет, снятый с него живописцем на эмали Мальи (работавшим для Екатерины II) чрезвычайно типичный, рисованный несомненно с натуры, и едва ли нс самый схожий.

450. Изображение Пугачева в клетке.

450. Изображение Пугачева в клетке.

450. Изображение Пугачева в клетке, в которой он показывался народу, в бывшем помещении 2-го Департамента Московского Уездного Суда. Клетка и кандалы находятся в настоящее время в Московском Публичном музее. В Московском Остроге, кроме того, находилась «лисичка», — толстый прут с наручниками, к которой Пугачев был прикован во время пути.

Все три гравюры очень редки.

451. Портрет Пугачева, одетого в мундир и треугольную шляпу, работы Набгольца.

451. Портрет Пугачева, одетого в мундир и треугольную шляпу, работы Набгольца

451. Портрет Пугачева, одетого в мундир и треугольную шляпу, — редкая гравюра работы Набгольца, гравировавшего в Санкт-Петербурге в последней четверти XVIII века.

452. Фантастический портрет из книги: «Ложный Петр III, Москва, 1809».

452. Фантастический портрет из книги: «Ложный Петр III, Москва, 1809»

452. Фантастический портрет, со стихами Сумарокова, приложенный к книге: «Ложный Петр III, Москва, 1809».

453. Изображение казака Воробьева.

453. Изображение казака Воробьева.

453. Изображение казака Воробьева, изданное в Лондоне, 6 января 1813 года, и посвященное «Великому Наполеону». О личности этого казака мне ничего неизвестно.

454. Английское любопытство. Карикатура

454. Английское любопытство. Карикатура

454. Английское любопытство. Карикатура, на которой представлен Лондонский Театр; в ложе сидят две дамы и господин, очевидно Русский, в высокой меховой шапке и в Гусарском доломане, с саблей. Вся публика обернулась, смотрит на него. Картинка публикована 1 января 1794 года; я не мог до сих пор добиться, кто на ней представлен. Экземпляр ее находится в Эрмитаже.

455. Времена года, одна из четырех картинок Афанасия Трухменского.

455. Времена года, одна из четырех картинок Афанасия Трухменского.

456. Времена года, одна из четырех картинок Афанасия Трухменского.

456. Времена года, одна из четырех картинок Афанасия Трухменского.

457. Времена года, одна из четырех картинок Афанасия Трухменского.

457. Времена года, одна из четырех картинок Афанасия Трухменского

458. Времена года, одна из четырех картинок Афанасия Трухменского.

458. Времена года, одна из четырех картинок Афанасия Трухменского

455–458. Времена года, — четыре картинки Афанасия Трухменского; на четвертой, «Зима», его подпись: «аѳанаsei» Во второй половине XVII века Трухменский состоял фряжских резных деть мастером при Оружейной Палате, и принадлежал к числу самых замечательных граверов-серебряников. У него был отличный ученик Василий Андреев. Подробное перечисление всех его работ помещено в моем исследовании: «Русские граверы и их произведения. Москва 1870»; 310–312.

459. Образ живоносного источника.

459. Образ живоносного источника.

459. Образ живоносного источника; произведение одного из граверов-серебряников. Картинка эта куплена мною после издания в свет моих «Русских Народных Картинок» и в описание их не вошла.

460. Угощение Голландским сыром

460. Угощение Голландским сыром

461. Угощение Голландским сыром

461. Угощение Голландским сыром

460 и 461. Угощение Голландским сыром; за большим столом разрезывают сыр Монархи Европы: посреди сидит Екатерина II, по сторонам: Иосиф II, Фридрих Прусский, Короли: Французский, Испанский, Шведский и Английский, министр Вержен и представитель голландский; под всеми ними номера; под теми же номерами приведены, внизу, и говоримые ими речи (в четыре столбца).

Две карикатуры на вмешательство Европы в Голландские дела, в 1787 году.

И напоследок, прекрасная статья Ольги Хорошиловой «Ложный Петр»: Пугачев как орудие дезинформации. В которой она рассказывает о портрете Пугачева из книги «Ложный Петр III» 1775 года (№452 у Ровинского).





Хорошилова О. «Ложный Петр»: Пугачев как орудие дезинформации

Один знакомый англичанин, продавец всякой антикварной всячины, сообщил, что припас для меня кое-какие русские фотографии и пару старых изданий «о Вашей стране». Снимки разочаровали: безымянные персоны, средние столичные ателье. Но одна из книг оказалась любопытной. На титульной странице по-французски значилось: «Le Faux Pierre III ou La Vie et les avantures du rebelle Jemeljan Pugatschew» («Ложный Петр III, или Жизнь и приключения повстанца Емельяна Пугачева»). Ниже приписка: «На основе русского текста, написанного господином F. S. G. W. D. E.». Год издания — 1775-й. Именно тогда в Москве казнили «бунташного казака Емельку».

Я поинтересовалась, попадалось ли ему когда-нибудь подобное издание? Антиквар ответил: «Книга редкая, но в Англии ее можно отыскать». Неудивительно, ведь, судя по титульной странице, ее опубликовали в Лондоне. Но, как оказалось, даже этой информации верить нельзя.

Титульная страница книги «Le Faux Pierre III». 1775 год и ее разворот Коллекция Ольги Хорошиловой

Титульная страница книги «Le Faux Pierre III». 1775 год и ее разворот © Коллекция Ольги Хорошиловой

«Наш молодой авантюрист»

Речь в книге идет о Пугачеве. Но это вовсе не косматый чернобородый яицкий казак, который объявил себя Петром III и разжег крестьянскую войну, «ведомый ненавистью к крепостничеству и горячим желанием помочь народу», как писали советские историки. Этот Пугачев — не «бунташный казак Емелька» и не народный вождь. Он — благородный революционер, авантюрист плаща и шпаги. В нем гармонично сочетаются «добродетель и зло», «любовь к Отечеству и всякие пороки», у него ловко подвешен язык, он обожает приключения и прекрасно владеет холодным оружием.

В первых строках безымянный автор, господин F. S. G. W. D. E., называет Пугачева героем и сравнивает с Оливером Кромвелем. Эпиграф книги соответствующий: «Преступления героя суть его добродетель». То есть читатель не должен судить строго бунтовщика, ведь герои по определению вершат добро, хоть оно часто бывает с кулаками.

После вступительного панегирика следует описание жизни Пугачева, почти полностью выдуманное и выполненное в духе авантюрных романов того времени. «Наш молодой авантюрист», как именует героя автор, знакомится с разбойником, который приводит его в тайный лагерь «в глубине могучего украинского леса, где воры основали свою столицу». Пугачев вскоре становится их предводителем.

При этом ничто не мешает ему пересекать границы: под именем Занарди он совершает баснословный гран-тур по Европе с целью изучить традиции, нравы и быт живущих там народов. Кроме того, он пытается отыскать «настоящих людей-героев». И находит их — в его близкое окружение попадают господа с европейскими именами: Боаспре состоит при нем адъютантом и советником, а шайку разбойников возглавляет Скорондоно — эдакие бандиты из «Комеди Франсез».

Наконец, когда войско собрано, Пугачев начинает свой великий степной поход «за независимостью и свободой», которых так жаждал «его мятежный дух». Крестьянская война описана довольно увлекательно, а некоторые факты удивительно точны для авантюрного романа, например размер войска Пугачева: «Около ста тысяч людей, из которых тридцать тысяч — войска регулярные». Впрочем, это объяснимо. Книга о Пугачеве — лжероман. Его реальное назначение — быть средством информационной войны.

Англичане или французы?

Кто стоял за изданием этой книги и кто ее истинный автор — эти вопросы, увы, до сих пор остаются открытыми. Прежде всего потому, что пока не обнаружены документы, которые позволили бы точно установить авторство.

Версия причастности к изданию французов возникла практически сразу после выхода романа. И внешнеполитические обстоятельства вроде бы ей способствовали. Еще в 1768 году Екатерина II отправила в Польшу войска во главе с бригадиром Александром Суворовым — он дал отпор барским конфедератам, действия которых курировал французский генерал Дюмурье. И конечно, Франция негодовала, когда в 1772 году Россия приняла участие в разделе Польши. Интересы двух государств сталкивались и на Ближнем Востоке, где торговые агенты Бурбонов сотрудничали с персами и османами и всячески пытались не допустить в этот регион русский капитал. Успешная для России война с Турцией, окончившаяся в 1774 году подписанием Кючук-Кайнарджийского мирного договора, усилила враждебный настрой двух государств. Французы считали Турцию зоной своего влияния, но по статьям договора османы вынуждены были отказаться от Керчи и Еникале, смириться с независимостью Крымского ханства, открыть свои воды для русских торговых кораблей.

В общем, у французов были все причины развязать информационную войну, коль скоро не было возможности начать открытый военный конфликт. И потому они вполне могли издать книгу о Пугачеве. Эту точку зрения, в частности, отстаивал историк Георгий Петрович Блок, объявивший сочинение «французской продукцией». Он, впрочем, был убежден в том, что «Ложного Петра» издали в Лондоне. Современные исследователи не столь категоричны. Большинство считают местом издательства Амстердам. Косвенным подтверждением этому можно считать тот факт, что князь Александр Куракин вскоре после выхода книги приобрел ее в голландском городе Лейден.

Однако некоторые историки, к примеру Ханно Брандт и Ричард Максвелл, не исключают, что за этим провокационным романом могли стоять англичане. В 1770-е годы Британия в отношениях с Россией придерживалась нейтралитета, что, впрочем, не означало бездействия. Англичан насторожил амбициозный российский проект образовать из Крыма, Валахии и Молдавии независимые государства. Английский министр Рочфорд, плохо скрывая возмущение, заявил, что этот план «не вполне соответствует умеренности петербургского двора». Когда Россия с успехом завершила кампанию против Турции и подписала Кючук-Кайнарджийский мирный договор, англичане поняли, что это лишь начало настоящей войны с османами.

Восторгаясь мудростью императрицы и доблестью ее войск, британские дипломаты тем не менее хотели остудить пыл русских. Информационная война и памфлеты, подобные «Ложному Петру III», вполне могли им в этом помочь.

The Punishment of Russian Robbers on the River Volga, 1778. Наказание русских бунтовщиков на реке Волга [английская гравюра]

The Punishment of Russian Robbers on the River Volga, 1778. Наказание русских бунтовщиков на реке Волга [английская гравюра]

«Ложный Петр III» против Екатерины

Впрочем, кто бы ни был автором романа, и французы, и англичане видели, как русская императрица всеми способами старается поднять престиж России в глазах просвещенных европейцев: общественное мнение многое для нее значило. И если политическая обстановка не позволяла открыто противостоять Екатерине II, то можно было вести против нее тайную, информационную, войну. Ее применяли и французы, но англичане владели ею в совершенстве: неслучайно политическая карикатура — одно из важных средств такой войны — появилась именно в Англии. Другим средством были книги.

Пока разгорался пугачевский бунт, а русские регулярные войска пытались его затушить, европейское общество составляло по этому поводу свое мнение. Екатерина II хотела убедить Европу в том, что войска Пугачева — «просто скопище разбойников». Однако верили в это не все, и «Ложный Петр III» создавал совершенно другой образ «злого бунтовщика Емельки».

Текст в духе приключенческого романа был сделан на основе газетных статей о бунте, а также некоторых русских документов. Главная цель, которая перед ним ставилась — убедить общество в том, что Пугачев с его «мятежным казацким духом» выступал за независимость и свободу и героически сложил за это голову на плахе.

В «Ложном Петре III», вышедшем осенью 1775 года, важен не только текст. Книгу открывает гравированный портрет Пугачева, весьма примечательный. Это не патлатый дикий казак. Это гладко выбритый, аккуратно подстриженный шляхтич в венгерско-польском костюме и меховой шапке. Прямой нос, округлый подбородок, пучок усиков и гневный взгляд — практически копия портрета Петра Великого! Издатели книги хотели, чтобы возникла такая ассоциация. Пусть Пугачев — лживый Петр III, но он так же силен, независим и своеволен, как великий русский император. Пугачев — не грубый казак, а цивилизованный революционер. Такой вывод должны были сделать читатели.

«Глупая» книга

Императрица Екатерина II сделала вывод противоположный. Она сочла издание зловредным и глупым, а российские дипломаты стали противодействовать попыткам переиздания опуса в Европе. По их требованию, например, приостановили публикацию «Ложного Петра III» в Гааге. Однако это не всегда получалось. Уже в 1776 году вышел немецкий перевод, и, что любопытно, издан он был в Лейпциге, а на титульной странице значился Лондон, как и в оригинальном издании. Тогда же «Ложный Петр III» попал в Польшу, чему, возможно, также способствовали англичане. До них доходили слухи о том, что в пугачевском войске есть польские конфедераты и что их братья по оружию в недавно разделенной Польше будут готовы рано или поздно поддержать русских бунтарей.

Несмотря на запреты, издание попало в Россию осенью 1775 года, и читали его здесь с неменьшим интересом, чем в Европе. В 1809 году оно было переведено на русский язык — и сильно при этом отредактировано. Даже в таком отцензурированном, купированном виде книга неприятно поразила Александра I: император заметил, что она может иметь «неприятные действия над читателями», и осведомился, как цензура вообще ее пропустила. Цензору пришлось доказывать, что он нарочно выкинул ряд мест, чтобы порядок глав нарушился и смысл повествования замутнился, а от возмутительной книги остались бы только «высочайшие указы и при них смесь нелепых разбойнических и романических происшествий»; его объяснение сочли «дерзостью». Но, хотя продажа русского издания была спешно запрещена, а все существующие экземпляры конфискованы у торговцев, оказалось уже поздно: почти весь тираж (1800 экземпляров) довольно дорогой книги разошелся, и его с интересом читали в Москве и Петербурге — ведь это иностранное сочинение оказалось первой книгой о Пугачеве на русском языке.

Неудивительно, что впоследствии роман привлек внимание Александра Пушкина, обдумывающего собственную «Историю Пугачева». Сперва он считал его русской книгой и в первом наброске предисловия к «Истории» писал: «Ист[ория] Пугачева мало известна — при Ек[атерине] запрещено было о нем говорить. При Алекс[андре] написан глупый роман…» Затем, узнав о существовании немецкого текста, Пушкин назвал «Ложного Петра» «пустым немецким романом». Тем не менее эта книга, среди прочих материалов, повлияла на создание «Истории Пугачева». Из «глупой» книги все же вышел толк.

Источники

  • Блок Г. П. Пушкин в работе над историческими источниками. М., 1949.

  • Оксман Ю. Г. Пушкин в работе над «Историей Пугачева». А. С. Пушкин. Собрание сочинений в 10 т. Т. 7, М., 1962.

  • Шаркова И. С. Первое иностранное сочинение о Е. И. Пугачеве. Белорусская цифровая библиотека.

  • Бумаги императрицы Екатерины II, хранящиеся в Государственном архиве Министерства иностранных дел. Т. 3. СПб., 1871.

  • Le Faux Pierre III ou La Vie et les avantures du rebelle Jemeljan Pugatschew. London [i. e. Amsterdam], 1775.

  • Leben und Abentheuer des beruchtigten Rebellen Jemeljam Pugatschew, welcher sich in dem sudlichen Ru?land fur Peter III. London [i. e. Leipzig], 1776.

  • Trade, Diplomacy and Cultural Exchange: Continuity and Change in the North Sea area and the Baltic. Hilversum, 2005.



СОДЕРЖАНИЕ ЖУРНАЛА БИБЛИОФИЛА (ПОСТАТЕЙНОЕ)



Внимание!!! Если Вы копируете статью или отдельное изображение себе на сайт, то обязательно оставляйте гиперссылку непосредственно на страницу, где размещена первоначальная статья пользователя aldusku. При репосте заметки в ЖЖ данное обращение обязательно должно быть включено. Спасибо за понимание. Copyright © aldusku.livejournal.com. Тираж 1 штука. Типография «Тарантас». За исключением статьи Хорошиловой О.

Tags: rossica, Библио, Ровинский Дмитрий Александрович, книжные редкости
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments